Крик о помощи

Нихуя, никогда, никому.
Три слова, описывающие эпоху.
Тошно. Тесно. Тревожно. Постоянно догоняющее по пятам одиночество и стремительное отчуждение. Хочется зарыться в глубины своей памяти и укрыться чем-то цельным, безопасным, своим…
Однако единственное, что защищает разум от пропасти безумия — это рекламные постеры и пустопорожние лозунги.
Ничем не лучше отрывочных сведений, которых ты нахватался из научно-популярной литературы. Хорошо еще, если отрывки основаны на фактах, а не художественных помоях ума. Думаешь, ты лучше пьяного гопника, только потому что твоего ничтожного умишки хватило чтобы понять Сартра? Неведение — счастье, болван. Любой прогресс — это путь страданий. И кто кого обхитрил?
Думаешь карьера и высшее образование возносят тебя и дают перспективы? Тысячу раз нет — ты по-прежнему вместе с нами, в ёбаном аду, вместе со всеми сволочами, быдлом и идиотами. Нет здесь у тебя перспектив, не было — и никогда не будет. Все твои перспективы зарабатывать больше, чтобы потреблять больше. Ты как корова, которую откармливают деньгами на убой.
Что, спасли тебя Apple и BMW от экзистенциального кризима? Хуй тебе! Ты прах и вернешься к праху.
Квартира в кредит не подарит тебе чувство бессмертия. Съешь еще этих мягких французских булок. Потребляй, работай, сдохни.

Как здесь можно почувствовать себя счастливым? Настоящего не осталось. Все идеалы заменены на макет. Пластмассовый мир победил.
Все симулякр. Общество спектакля начало поедать само себя. Уроборос на Уроборосе, хренова змеюка, блять, чтоб ты подавилась!
Хаос, хаос, хаос образов без единого, цельного, настоящего… «Аааа!» — хочется кричать.

Мне больно, мне очень больно. Поймите, не осталось ничего в этом мире, что было бы мне дорого — и чего бы культура потребления не опошлила, не низвела до уровня рекламного щита или низкопробной комедии.
Коммунисты строят мифические империи, шатаясь из крайности в крайность. Одни сидят у власти, другие мечтают о православной идентичности, третьи молят о новом Сталине… Стоят на улицах, раздают эти блядские листовочки, ради которых погибло столетнее дерево, просят подписать какие-то мелочные петиции. Чего, блять? Какие парковки, чего ты от меня хочешь? Если я подпишу эту ебаную макулатуру что-то изменится? Я подписал таких тысячи, нихуя не изменилось. Ни одна не достигла эффекта. Система не работает. Народное волеизъявление- это такой же интеллектуальный онанизм как обнаженные феминистки с плакатами. Всем похуй! Дайте сиськи!
Где профсоюзы? Где партии? Где забостовки? Дайте мне результат! Засунь свои листовочки себе в анус — поглубже до внутреннего сфинктера. Там им самое место, иди штудируй Маркса, подтирая свою задницу очередными петициями.
Социальная справедливость умерла в тот момент, когда последний коммунист решил променять идеологию на теплый кабинет и счет в европейском банке. Сдохните, суки! Вы предали своё будущее!
И ты, мудак с листовочками, плод инцеста коммунистических идей с активной гражданской позицией, предашь своё будущее точно так же.

Это очень тонко чувствовали панки еще в семидесятых. «No future! No future!» — Голосили они. Forever young! Будущего нет… И где теперь эти панки? Остался ли вообще в этом мире хотя бы один настоящий панк? Миллионы людей, которые презирали материалистические ценности, которые давали отпор одним внешним видом модели потребления — где они все? DIY, unity, независимые лейблы…
Панк умер и бьется в агонии. Его слушают люди в белых воротничках, сидя в своих серых офисах, оформляя таблицы в Excelе в своих никчемных редакциях… Кофе и бизнес-ланч оказались сильнее свободы и независимости. Мне пожалуйста двойной espresso и убейте заодно мои идеалы. GG Allin разложился на плесень и на липовый мёд — и все лишь с облегчением вздохнули.
Сколько еще раз должно все наебнуться? Хиппи, панки, хакеры — идеалисты свободы и равноправия, подымаясь против системы, оказываются ею заживо проглоченными.
Стоило провести в каждый дом интернет — и форма навсегда заменила содержание.
Свободная любовь продаётся, каждому хиппи аккаунт на pornhub в подарок. Независимый панк стоит 7 баксов на bandcampe, поддержи любимого исполнителя и купи его блядский значок. КУПИ БЛЯДСКИЙ ЗНАЧОК, ИНАЧЕ ТЫ НЕ ТРУ ПАНК, ГНИДА!!! Поставь ирокез краской за тридцать баксов! Панки хой! Каково тебя отплясывать в кедах Converse на концерте любимой группы? Нравится слушать про социальную несправедливость в рваных джинсах и футболке из Mark & Spencer? Сколько нужно потратить денег, чтобы стать настоящим панком?
А ты, любитель свободной информации и борец за открытое программного обеспечение, расскажи, какого это террабайтами качать торренты? Какого это дрочить на новую винду или макбук — и заявлять, что слежка за пользователем незаконна? Ты сделал свой выбор. Сделал свой выбор тысячу раз, продавшись корпорациям — у тебя нет права голоса, ты от него отказался. Свободной информации больше нет. Есть лишь разрешенная, лицензионная и незаконная.
Ты не благородный пират, раздающий дорогое ПО бедным, ты бедное хуйло, которое обижено на то, что тебе не дали вкусняшку — и слишком ленивое, чтобы найти бесплатную альтернативу.

Думаешь, я ставлю себя выше? Думаешь, зазнался — и лицемерно обличаю тебя, в своём глазу не наблюдая скошенный лес?
Ошибаешься. Я ничем не лучше тебя. Такой же. Ничтожный. Низменный. Гадкий. Убей меня. Убей. Убей себя. Убей всех.
А, может, ты думаешь, что этот поток сознания — форма диванного протеста? Попытка заставить кого-то задуматься? Нет. Это крик о помощи, без структуры, без формы, без надежды. Несвязный, грубый, дикий — каким бывает крик отчаянья. АРРРБЫВААААЛГ!

Знаете, есть у меня с детства заветная мечта. Простая, небольшая и уютная. Маленький домик на берегу океана. Любимая девушка. На ноутбуке очередной дописанный роман или программный код игрушки.
Я не хочу власти. Не хочу дорогую машину. Не хочу квартиру в центре. Не хочу денег. Не хочу быть знаменитым. Ничего не хочу.
Однако кто-то решил, что мои мечты должны быть дороже чем низменные желания потребителя.

Домик у моря стоит столько, сколько мне не заработать и за всю жизнь. Чтобы получить его я обязан хуярить на работе и продвигаться по карьерной лестнице, занимаясь вещами, которые мне скучны, которые мне неинтересны, которые я не хочу. Я должен потратить всю свою жизнь на то, что мне совершенно не нужно.
Я мог бы сам своими руками нарубить дров — и построить этот ебаный домик у моря. Сам, один, своими руками. Мне не нужны деньги. Только возможность.
Однако даже так я не могу сделать. Хотя бы потому что я родился в стране, где нет, блять, теплого океана. Я привязан своим паспортом к этой холодной, депрессивной, консервативной тюрьме. У меня нет возможности уехать в другую страну и разбить шалаш на берегу. Меня депортируют, прежде чем я срублю для дома первый десяток пальм.
Более того, с возрастом я привязан к дому все больше и больше. Я не могу бросить родителей или жену, ведь я люблю их — и обязан о них заботиться. Получается, что для того, чтобы найти своё счастье, мне нужно бросить людей, которые мне дороги…
Ок, единственным вариантом остается заработать на этот домик, так? Получается что так. Однако сферы моих интересов не приносят деньги. Я хотел бы делать компьютерные игры, однако меня тошнит конкретно от тех игр, которые оказываются успешными. Меня тошнит от ебучих мобильных игр. Меня бесит в них все. Тыкание пальчиком, выкачивание денег за полосатых свинок в очередной веселой ферме, бесят ебучие птички, бесит, когда игра просит пригласить друзей, бесит когда игра просит подождать два часа или купить кристаллики за реальные деньги, неимоверно, сука, адски бесит.
И я скорее пущу себе пулю в лоб чем позволю себе написать хотя бы строчку кода, которая окажется частью подобной игры. Никогда. Ни за какие деньги. А заодно пулю в лоб человеку, который предложит мне это сделать.
Так же меня бесят сетевые игры и MMORPG, вроде WoW, WoT или Dota В этих играх нет ничего прекрасного. Они заточены на одинаковый процесс, снова и снова. От этих игр невозможно получать удовольствие, если ты не тратишь на них все свободное время. Они не предназначены для того, чтобы в них просто играть время от времени. Они не предназначены для того, чтобы предложить уникальный и разнообразный игровой опыт или красивую историю. Они заточены на то, чтобы игрок раз за разом заходил — и соревновался с другими. И если, ты позволишь себе слабость, другие игроки в команде будут готовы разорвать тебя на части…
Это виртуальная тюрьма.

Иронично, правда? Чтобы вырваться из метафизической тюрьмы реального мира, можно выкупить свободу, продавая место в виртуальной метафизической тюрьме.
Свобода не стоит ни гроша. Ей лишь пестрят рекламные постеры, только там она осталась с белоснежной улыбкой. А за этими постерами невыносимая пустота, которая хуём водит по твоим мечтам и надеждам.
Это невыносимо. Больно. Мерзко.

Убейте меня. Спасите меня. Освободите меня. Мне страшно